Category: транспорт

ܐܬܐ ܕܐܬܘܪ

Ассирийцы в Сибири(депортация 1949г )ܐܬܘܪܝܐ ܒܣܒܝܪ

www.bar-atra.ru/publ/5-1-0-23     Вартанов Илья Лазаревич.

А когда началась Великая Отечественная война, пошли воевать ассирийцы за свою новую Советскую родину. Многие не вернулись домой. Стоит в ассирийском селе Урмия на Кубани памятник погибшим. Очень много мужчин из этого села сложили головы на полях войны. Многие показали чудеса храбрости. Несколько ассирийцев стали Героями Советского Союза. Были ассирийцы и генералами в Красной армии.
Те, кто трудились в годы войны на оборону страны по 18 часов в сутки, отмечены были медалями. Мой отец с гордостью носил медаль с профилем Сталина «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.» Номер медали АЦ 042370. Вычеканены на медали слова: «Наше дело правое, мы победили». Выдали ему эту награду в 1947 году. А через два года отца и других доблестных тружеников военного времени вместе с семьями объявили врагами народа и ночью вывезли из родных домов…


«Знаете, нас, кажется, везут в Сибирь…»

Так сказала моя старшая сестра Марта, водя пальцем по карте. Нас, запертых в товарных вагонах, куда-то везли и везли, много дней, много ночей, мы сбились со счета. И все гадали: куда же, куда нас везут?
Кошмар бесконечной дороги. Несколько семей, человек сто, — на полу вагона, в котором раньше перевозили цемент или уголь. Воздуха не хватает. В полу вагона прорублено отверстие для отправления естественных надобностей. На узловых станциях сопровождающий конвой разносит по вагонам какую-то баланду. Никого не выпускают наружу. Умирающих сгружают на ближайшей станции. Женщины рожают тут же, на полу вагона… Боже праведный, что происходило с людьми…
Десять дней пути, двадцать, тридцать — и Марта, самая образованная из нас (девять классов уже окончила), говорит, следя по карте: «Знаете, нас, кажется, везут в Сибирь…»
Сибирь? Это слово не произвело никакого впечатления. О Сибири ассирийцы Закавказья знали не больше, чем, скажем, аборигены Австралии.
Есть ли конец железным дорогам СССР? Измученным людям тогда казалось, что конца этим рельсам не будет.
Где-то на сороковой, может быть, день доехали… Томск. Выгрузили людей, подобных сомнамбулам, на территории сортировочной станции. Приехали какие-то важные начальники, достали из папок бумаги, и тогда впервые ассирийцы услышали о причине их высылки: они, бывшие подданные Турции и Ирана (а уже давно все были советскими гражданами), в Советской стране вели агентурно-подрывную деятельность и занимались шпионажем в пользу иностранных государств, в частности, Англии и Турции, выполняли заказы империалистических разведок, стали на преступный путь… Они — враги трудового народа и т. д. За совершенные преступления, подлежат «с п е ц п о с е л е н и ю». «Граждане спецпереселен-
цы! — обратился начальник к темной молчаливой массе людей. — Вы — в бессрочной ссылке. Будете жить и работать под надзором комендатуры. Станьте на путь исправления. Честным трудом, примерным поведением вы можете искупить свою вину перед родиной и народом». И люди-сомнамбулы покорно и равнодушно поставили свои корявые подписи на обвинительных документах. Вы должны подписать! — сказали им, и они подписали.
А из Томска на баржах по сибирским рекам нас везли дальше на север, в Нарымский край. Километров 600 — 700. Это отдельная эпопея.