aramaia (aramaia) wrote,
aramaia
aramaia

Categories:

Христианство в Турции...

Как это будет по-арамейски?

Путешествие в мир древнейшего православного народа планеты (Сиро-яковитская_православная_церковь)


Арамейский язык называют языком Иисуса Христа. Считается, что именно на арамейском говорил основатель христианства. Сегодня лишь в двух местах в мире продолжают общаться и проводить церковные службы на этом древнем языке: в поселке Маалюля в Сирии недалеко от Дамаска и в регионе Тур-Абдин на юго-востоке Турции. Сюда и отправился корреспондент «Ленты.ру».

Носителей арамейского языка обычно называют ассирийцами, хотя сами себя они называют «сурио», а турки зовут их «суриянами». Именно ассирийцы первыми массово приняли христианство. В настоящее время большинство из них относятся к Сирийской православной церкви (в русской литературе ее еще именуют Сиро-Яковитской). Их церкви и монастыри старейшие в мире, но попасть туда нелегко.

Ровесники христианства

Тур-Абдин — неофициальное название горной области на стыке двух провинций Мардин и Ширнак, расположенных между городами Хасанкейф, Мардин, Нусайбин и Джизре. Городок Мидьят в центре области считается неофициальной столицей турецких ассирийцев. В старой, восточной части города шесть церквей и монастырей. Пройти мимо этого района очень сложно. Но чтобы упростить себе маршрут, достаточно спросить у любого из местных жителей: «Нареде килисе?» («Где церковь?») И вам обязательно покажут.

Узкие, типичные для ближневосточных городков улочки с домами, сложенными из бежево-золотистого камня, удивляют обилием зданий с типично христианской, а не мусульманской символикой. Мы привыкли видеть подобную застройку в окружении мечетей, медресе и мусульманских мавзолеев. А самые высокие сооружения в старой части Мидьята — колокольни. Ассирийские колокольни — отличительная черта именно ассирийского православия — увенчаны многомерными крестами: перекрестье ориентировано на четыре стороны света.






У церквей, как и у местных домов, есть дворы, отгороженные от улицы высокими каменными стенами. Здания в Мидьяте вплотную лепятся друг к другу, но вход в церковный или монастырский двор отмечен каменным крестом над дверью, иногда в сопровождении надписи на арамейском. Арабская вязь вышла из арамейской письменности (между ними было еще промежуточное набатейское письмо), поэтому они схожи. Однако отличия тоже заметны: арамейская письменность более угловатая, менее округлая и не такая размашистая.

Самый значимый ассирийский храмовый комплекс в городе — монастырь Мар Абрахам (местные его так и зовут — «монастир»). Помимо прочего, он широко известен своей винодельней, где используются исключительно местные сорта винограда, как рассказывают, не произрастающие в других регионах Ближнего Востока. Вино можно купить здесь же.


Возле монастырского комплекса — лагерь сирийских беженцев. Они заняты тут на сельскохозяйственных работах. В монастыре можно увидеть типичную для региона (но отнюдь не для всего ассирийского православия) иконопись — иконы на тканях. Яркие, сочные картинки евангельских и библейских деяний человеку русской православной культуры могут показаться немного «мультяшными». У ассирийцев нет того пафоса, глубины скорбных и других эмоций на лицах святых, как в русской иконографии. «Сурияне» словно пытались изобразить детски наивное счастье жизни даже там, где запечатлены мучения и скорби. Это очень своеобразная живопись, и равнодушным она не оставляет никого.






Чисто ассирийским назвать старый Мидьят невозможно. Теперь там проживает достаточно много курдов. Самих ассирийцев насчитывается порядка 100 семей. Всего в области Тур-Абдин осталось не более 2000 ассирийцев. До Первой мировой войны их там было около 500 тысяч человек. Причина депопуляции — политика геноцида (наряду с геноцидом армян и понтийских греков), проводившаяся Османской империей с 1915 по 1918 год. Турецким религиозным фанатикам и националистам тогда активно помогала радикальная часть курдов, исповедовавших суннизм. До геноцида Мидьят населяли в основном ассирийцы, курды-езиды и армяне. От резни спасались бегством в Сирию, Ирак, Россию или Европу.

Ассирийцы пришли на эти земли с юга более 3000 лет назад. В результате военных побед Ассирийское царство активно расширялось в то время. К началу нашей эры ассирийцы основательно укоренились в Тур-Абдине. В первом веке они уже принялись за строительство христианских церквей.

«Найдите семью с ключами»

В путеводителях обычно сообщается, что старейший монастырь в регионе (но, пожалуй, и в мире вообще) — Мар Габриеле, построенный в 397 году. На самом деле самый древний храм находится в деревушке Хах километрах в 30 к северо-востоку от Мидьята. Церковь Девы Марии (ассирийское название — Идто д’Йолдаз-Алохо, турецкое — Марьямана килисе) заложили еще в первом веке нашей эры, завершив, правда, строительство то ли в пятом, то ли в шестом веке. Считается, что именно тут проходили трое волхвов, направлявшихся в Вифлеем.

У церкви своеобразные кубические купола. Чтобы попасть внутрь, необходимо найти дом семьи, которая хранит ключи от церкви. На самом деле это типичная ситуация для Тур-Абдина. Местный исследователь ассирийской культуры Осман Юлдыз объяснил мне, что попасть можно в каждую церковь. «Но большинство закрыты, так как паствы почти не осталось. Церкви открывают для службы по особо почитаемым православным праздникам. Ключи от церкви в каждой деревне хранятся у одной из местных семей. Найдите семью с ключами, и они обязательно вам откроют двери», — напутствовал Осман.






Дорога из Мидьята в Хах идет через деревушку Заз. Здесь проживают всего три ассирийские семьи. А еще в деревне есть церковь Мар Димет, построенная в VII веке. При церкви живет единственный иеромонах.

Другие важные храмы Тур-Абдина: монастыри Дейр-уль-Зафаран, Мар Габриеле и Айнивардо. В Айнивардо можно попасть сразу из монастыря Мар Абрахам в Мидьяте. Мимо Мар Абрахам идет хорошая асфальтовая дорога, она минует лагерь сирийских беженцев, а через десять километров упирается в Айнивардо. Сюда из города периодически ходит маршрутка. Этот монастырь примечателен тем, что выстроен как крепость. И тут же — типичная ассирийская колокольня с многомерным крестом.






Мар Габриель находится в 10 километрах от Мидьята в сторону города Джизре. Нужно свернуть с основной дороги (имеется указатель), и через пару километров вы на месте. Сейчас в монастыре проживают 60 человек — монахов и насельников. Вход — пять турецких лир. Но если сообщить ассирийцам, взимающим плату, что вы русский и православный, то пустят бесплатно. Посетителей должен сопровождать гид, чтобы не помешать случайно монахам в их повседневных делах. Старейшая часть монастыря почти полностью лишена какого-либо декора. Это в основном голые каменные стены с выбитыми на них надписями на арамейском и крестами. В небольшой церкви, где регулярно проходят службы, — иконы на полотнах, выполненные местными монахами.

Дейр-уль-Зафаран, или Шафрановый монастырь, названный так по цвету камней, из которых он сложен, — в пяти километрах к юго-востоку от Мардина. Добраться из города можно либо пешком, ориентируясь по указателям, либо на такси. За вход в монастырь придется заплатить шесть лир — тут обслуживающий персонал состоит из турок и курдов, и для них не имеет значения ваше вероисповедание.






Вообще, Дейр-уль-Зафаран — самое туристическое место из всех храмов Тур-Абдина. Каждый день здесь собираются толпы местных и иностранных туристов. До нашей эры это была римская крепость, но в 493 году местные христиане превратили ее в монастырь. С 1160 по 1932 год тут располагалась резиденция патриарха Сирийской православной церкви. Вокруг множество сельхозугодий, принадлежащих церкви. В самом монастыре работают ресторан и сувенирная лавка (в других храмах Тур-Абдина подобного нет).






Не менее интересны три пещерных монастыря на вершинах окружающих гор, все давно заброшенные. Попасть сюда можно пешком и без специального снаряжения — по пастушьим тропкам. Лучше всех сохранился монастырь Девы Марии. Здесь даже частично сохранилась роспись над алтарем. На соседней вершине некогда был монастырь Святого Якова: до наших дней дошли не только культовые, но и хозяйственные постройки. А вот от монастыря Святого Анания уцелели лишь немногочисленные помещения, вырубленные в скальной породе.

Лучшее время для посещения Тур-Абдина — Пасха и пасхальная неделя. В это время в большинстве церквей проводятся службы — приезжими или местными священниками. Можно услышать, как читают молитвы на языке Иисуса и увидеть традиционные облачения ассирийских священнослужителей — совсем не такие, как у русских.

Александр Рыбин

Tags: assyrian ассирийцы suryaniler турция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments